Настройки-3.
III. Шостакович

Дата:
10 ноя 2022–12 мар 2023
Место:
Галереи
12+
Проект: 

Прощальное сочинение Шостаковича и инсталляция Кирилла Глущенко, посвященные навсегда застывшему мгновению вечности.

Новый проект Дома культуры «ГЭС-2» развивает и усложняет разговор, начатый в 2022 году в «Настройках» и «Настройках-2». На этот раз он обращается к музыкальным произведениям, созданным с ХII по ХХ век, и опыту частного слушания, в котором среда, образы и звуки дополняют друг друга, рождая новый мир вокруг зрителя.

Свою последнюю симфонию Дмитрий Шостакович написал в рекордный срок — за один месяц. Весь июль 1971 года он работал в уединении Дома творчества композиторов в Репино, на берегу Финского залива, и по сути подводил итоги творческого и жизненного пути. Ретроспективный характер Пятнадцатой подчеркивается обращением к неожиданной для Шостаковича технике коллажа: хрупкую музыкальную ткань симфонии скрепляют цитаты из увертюры к опере Россини «Вильгельм Телль» (1829) и вагнеровских «Кольца нибелунга» (1876) и «Тристана и Изольды» (1865), а также наполненные пушкинской «светлой печалью» музыкальные обороты, заставляющие вспомнить романсы Глинки. Хоровод теней из произведений самого Шостаковича (музыковед Леонид Гаккель неслучайно называл Пятнадцатую «Чистилищем») намекает на автобиографический характер симфонии-исповеди: композитор всматривается в свое прошлое, вслушиваясь в историю музыки, частью которой он, несомненно, себя уже ощущал. В финальной части знаки и символы, над разгадкой которых тщетно бьется не одно поколение исследователей Шостаковича, стираются, как надпись на грифельной доске, растворяются в разреженном воздухе Пятнадцатой, будто таинственные письмена. В заключительных тактах симфонии замирающая пульсация времени человеческой жизни, иссякающего, как песчинки в старинных часах, уступает место остановившемуся времени вечности.

Навсегда застывшему мгновению вечности посвящена и инсталляция «Венец» (2017/2022) Кирилла Глущенко. 23-этажная гостиница, один из номеров которой воссоздает его работа, была построена в Ульяновске в 1970 году — в 100-летний юбилей Ленина, за год до того, как Шостакович завершил Пятнадцатую симфонию. Автор инсталляции отправился в Ульяновск в качестве корреспондента вымышленного «Глущенкоиздата», выпускающего, впрочем, вполне реальные книги художника в единственном экземпляре: все они посвящены устройству повседневной жизни в разных городах России, их истории и архитектуре. Во время поездки Глущенко провел в уже частично перестроенной гостинице «Венец» 17 дней, изучая архивы местных музеев и оригинальные документы Ульяновского обкома КПСС, общаясь с сотрудниками гостиницы, архитекторами, фотографами и журналистами, заставшими всесоюзную стройку ленинского мемориала. Гостиница представлялась венцом творения советского модернизма и высшим эталоном быта. Реконструируя фрагмент трехкомнатного номера люкс по старым фотографиям, художник стремится проникнуть в природу советского идеального и машины по его производству. Стандартные гостиничные помещения представляются капсулой брежневского времени, сохранившей дух застоя — эпохи, в которой творил Шостакович и которая, по формулировке антрополога Алексея Юрчака, «была навсегда, пока не кончилась». Звенящая пустота канувшего в историю гостиничного номера отражает партитуру прощального сочинения Шостаковича и экзистенциальную напряженность внутренней жизни, которой жила эпоха.

Дмитрий Шостакович (1906–1975)
Симфония № 15 ля мажор, соч. 141, 1971
IV. Adagio — Allegretto — Adagio — Allegretto

Исполняет
Симфонический оркестр Московской филармонии
Дирижер Кирилл Кондрашин

© АО «Фирма Мелодия»

/