Настройки-3.
IV. Хильдегарда Бингенская

Дата:
10 ноя 2022–12 мар 2023
Место:
Галереи
12+
Проект: 

Мистические песнопения бенедиктинской монахини в сюрреалистическом пространстве московской художницы Ирины Кориной, приглашающие зрителя в мир грез, духовного совершенствования и размышлений о смыслах современного быта.

Новый проект Дома культуры «ГЭС-2» развивает и усложняет разговор, начатый в 2022 году в «Настройках» и «Настройках-2». На этот раз он обращается к музыкальным произведениям, созданным с ХII по ХХ век, и опыту частного слушания, в котором среда, образы и звуки дополняют друг друга, рождая новый мир вокруг зрителя.

Писательница, поэтесса, врач, лингвист, натуралист, философ, музыкант, причисленная в 2012 году к лику католических святых Хильдегарда Бингенская известна как едва ли не первый композитор, чью биографию сохранила история. Мистические видения, с юности сопровождавшие будущую настоятельницу бенедиктинского монастыря Рупертсберг, стали основой для ее opus magnum — сборника Scivias (1151–1152), подробно описывавшего весь цикл бытия от сотворения Вселенной до Страшного суда. Историк науки Чарльз Сингер в монографии 1958 года так описал прозрения Хильдегарды: «Во всех видениях выделяется светящаяся точка или группа точек. В большинстве случаев центральный источник света, более яркий, нежели все остальные, окружен колеблющимися концентрическими кругами. Точки мерцают и движутся, обычно волнообразно — и чаще всего воспринимаются как звезды или горящие глаза».

Хильдегарда Бингенская впервые в западной композиторской традиции стала сочинять музыку на собственные тексты, не проводя четкой границы между словом и звуком, то есть мысля синкретично — обозначив тем самым важную для европейского искусства традицию, кульминацией которой восемь веков спустя стало творчество Рихарда Вагнера. Духовные песнопения Хильдегарды с богатыми мелодическими украшениями отличались необычной для своего времени протяженностью и экспрессивной, личной интонацией. Не имевшие ничего общего с музыкальным каноном Высокого Средневековья, они были по-настоящему оценены лишь в конце ХХ века: по словам философа и культуролога Сергея Аверинцева, в своих произведениях Хильдегарда занималась «конструированием некоего несуществующего сверхъязыка, на много столетий предвосхищая словотворческие эксперименты новейшей эпохи».

Ирина Корина, театральный художник по образованию, получила известность благодаря тотальным инсталляциям, заимствующим элементы дизайна из публичных постсоветских пространств. Выворачивая их наизнанку, расставляя неожиданные акценты, пересобирая целые музейные залы в соответствии со своими художественными задачами, художница смогла не только точно определить визуальные коды, но и вычленить основной нерв эпохи неистового евроремонта, показать, каким образом эта стилистика распространилась на все стороны жизни и отношений в обществе. Парадный стиль российских нулевых, по Кориной, задал тон городской реальности и повлиял на глубоко личные переживания горожан.

Инсталляция «Камуфляж» (2001) — одна из ранних работ художницы: зритель попадает в некую гетеротопию — помещение неясного назначения, но со следами человеческой жизнедеятельности. Оно напоминает театральное фойе или гостиничное лобби — место, где люди чего-то ждали, но бежали в спешке. Среди узоров на обоях можно разглядеть фотографии людей, которые то ли одеваются, то ли раздеваются; чем ближе к источнику света, тем их становится больше — фигурки вьются, как мотыльки у фонаря. В сумках, знакомых по вещевым рынкам и строительным магазинам, виднеется забытая одежда, откуда-то доносятся рингтоны мобильных телефонов. Инсталляция, придуманная задолго до распространения социальных сетей, рассуждает о феномене социального камуфляжа, мимикрии под желаемый социальный статус, выработке публичного, внешнего образа.

Сюрреалистические пространства Ирины Кориной сродни грезам. Подобно светящимся точкам и концентрическим кругам в видениях Хильдегарды, светильники из постсоветских интерьеров воссоздают здесь затерянный и полузабытый мир. Мистические песнопения бенедиктинской монахини с тотальными инсталляциями московской художницы роднят всеобщий охват и узнаваемый язык, который в первом случае служит для духовного совершенствования, а во втором — для размышления о смыслах современного быта.

Хильдегарда Бингенская (1098–1179)
Духовные гимны

Исполняют
Элени-Лидия Стамеллу, сопрано
Ольга Комок, псалтериум
Карлос Наварро Эрреро, виолон

Записано на Петербургской студии грамзаписи по заказу фонда V–A–C (2022)
Звукорежиссер Алексей Барашкин

/