Настройки-3.
II. Бетховен

Дата:
10 ноя 2022–12 мар 2023
Место:
Галереи
12+
Проект: 

Пространство, объединяющее позднее творчество Бетховена и визуальное искусство, темой которого является радикальная трансформация.

Новый проект Дома культуры «ГЭС-2» развивает и усложняет разговор, начатый в 2022 году в «Настройках» и «Настройках-2». На этот раз он обращается к музыкальным произведениям, созданным с ХII по ХХ век, и опыту частного слушания, в котором среда, образы и звуки дополняют друг друга, рождая новый мир вокруг зрителя.

Любимое детище музыкального классицизма, зачатое в аристократических салонах XVIII века, струнный квартет долгие десятилетия оставался жанром, рассчитанным на узкий круг исполнителей и слушателей. Кардинальная перемена участи ожидала его лишь после наполеоновских войн, когда салонное музицирование уступило место публичным концертам и профессиональным исполнителям. Потенциал квартета как «творческой лаборатории», создающей условия для «радикального раскрепощения музыки» (по выражению немецкого философа Теодора Адорно), едва ли не первым оценил Людвиг ван Бетховен. В этом жанре, отмечает музыковед Лариса Кириллина, композитор «может использовать любые, в том числе экспериментальные приемы, а также выразить сколь угодно личностное, вплоть до исповедального, содержание».

Поздние квартеты Бетховена становятся полем для изощренных опытов со звуковой материей. Законченный в 1826 году квартет № 14 до-диез минор, соч. 131, существенно опередил свое время: музыкальная реальность в его вычурной и нетипичной для того времени семичастной структуре предстает расшатанной и дисгармоничной, а в тонально-мелодических открытиях уже отчетливо прорисовываются черты следующей музыкальной эпохи — вагнеровских «Тристана и Изольды» (1865) и позднего романтизма.

Именно радикальная трансформация, тектонический сдвиг, прорыв за пределы сложившейся данности становятся лейтмотивом павильона. Интерьер напоминает студию звукозаписи — пространство, где каждое произведение исполняется многократно, чтобы добиться идеального звучания. Однако перед нами лишь стилизация, а не точная реконструкция: место окна, отделяющего звукорежиссера от исполнителя, занимает зеленый световой короб, окрашивающий всю комнату в психоделические тона. В сущности, это почти хромакей — то есть фон, позволяющий художнику при монтаже поместить снятых на видео героев в любые обстоятельства или создать несуществующие миры. Персонаж в студии напряженно вглядывается в привычное и обыденное, постепенно достигая экстатических откровений. Другая его роль — чувственный наблюдатель, склонный к спекуляциям и смелым фантазиям. В этом его поддерживают художественные работы, посвященные неожиданным преображениям привычного миропорядка или незапрограммированным измерениям реальности.

Триптих Олега Васильева из цикла «Стихи Всеволода Некрасова» (1991) — три практически идентичных, напоминающих фотонегатив изображения человека, чей взор устремлен на дом в окружении деревьев. Это почти плакаты, но вместо лозунгов в центр композиции помещены поэтические строки поэта-нонконформиста и друга художника Всеволода Некрасова. В емких посланиях с повторами заложена гнетущая тоска — экзистенциальное напряжение, усиленное идиллическими контурами дачного пейзажа.

Фотограф Анастасия Цайдер в своем проекте «Аркадия» (2016–2021) несколько лет исследовала метаморфозы постсоветского городского пространства: единообразные спальные микрорайоны, поглощаемые неуправляемой растительностью, словно хтоническими силами. Изначально задуманные как воплощение рациональной организации, эти социалистические города-сады в объективе Цайдер оказываются гибридом романтического пейзажа и постапокалиптической декорации.

Франциско Инфанте-Арана в цикле «Обратная перспектива» (1986), напротив, преображает природный ландшафт с помощью нехитрых манипуляций: стволы деревьев, если их обернуть фольгой, выглядят как абстрактные композиции классиков русского авангарда. Ничем не примечательные образы лесного массива становятся синтетическими системами, сложенными из элементов естественного и искусственного. С пятью такими видами трансформированного леса соседствует портрет автора с соратниками за работой. Художественное произведение монтируется со свидетельством его производства — памятной, практически семейной фотографией.

Концептуалист Иван Чуйков в «Романтическом морском пейзаже II» (1989) тоже экспериментирует с образами природы в искусстве: он препарирует живописное пространство, подобно искусному анатому, и ландшафт — один из магистральных сюжетов западноевропейского искусства — раскладывается на мозаику из агрессивных цветовых плоскостей и фигур, превращается в изображение зрительной галлюцинации.

Людвиг ван Бетховен (1770–1827)
Квартет № 14 до-диез минор, соч. 131, 1825–1826
V. Presto
VI. Adagio quasi un poco andante
VII. Allegro

Исполняют

Владислав Песин, скрипка
Михаил Андрущенко, скрипка
Любовь Лазарева, альт
Евгений Румянцев, виолончель

Записано на Петербургской студии грамзаписи по заказу фонда V–A–C (2022)
Звукорежиссер Алексей Барашкин

/