V
A
C
V
A
C

Борис Арватов.
Собрание сочинений в IV томах

Собрание сочинений одного из главных теоретиков производственного искусства эпохи русского авангарда.

В издание вошли практически все тексты Бориса Арватова, написанные с 1923 по 1931 год. Радикальная идея Арватова заключалась в понимании искусства как практического инструмента, с помощью которого художник должен организовывать быт и производство, а не изображать их. Стремясь порвать с традицией буржуазного искусства, основанной на уходе от действительности, Арватов заявлял: художник — не избранный пророк, рисующий натюрморты, портреты или пейзажи, а «квалифицированный» инженер-ремесленник, который трудится в мастерской и помогает решать задачи, стоящие перед обществом.

Все фото: Иван Озеров

Борис Арватов (1896–1940) — искусствовед, художественный и литературный критик, теоретик производственного искусства и один из основателей творческого объединения ЛЕФ.

…Пролетарии, взяв власть в свои руки, будут не изображать красивое тело, а воспитывать настоящего живого гармонического человека; не рисовать лес, а выращивать парки и сады; не украшать стены механически подвешенными картинками, а окрашивать эти стены; не фотографировать в красках костюмы, а производить их в мастерской. Вся эта буржуазная классификация художников жанра, портрета, nature morte’а провалится в небытие, а на их место вступят художники-металлисты, деревообделочники, текстили, электрики, друзья и сотрудники своего великого класса.

Борис Арватов, том II, «Об агит- и проз-искусстве», глава «Искусство, производство, быт»

В первый том вошли сборники статей Бориса Арватова «Искусство и классы» (1923 г.) и книга «Искусство и производство» (1926 г.); во второй — сборники «Об агит- и проз-искусстве» (1930 г.) и «Социологическая поэтика» с текстами 1923–1927 годов. Третий том включает исследования, посвященные художнику Натану Альтману (1924 г.) и поэту Владимиру Маяковскому (1931 г.); в четвертом томе представлены прижизненные публикации Арватова, собранные по различным периодическим изданиям, а также архивные материалы, среди которых особый интерес представляют письма Бориса Арватова и его отца, Игнатия Арватова, проливающие свет на последние годы жизни критика.