Глава 4. Практики коллективного жеста

Дата:
15 июл–2 окт 2022
Место:
ГЭС-2
6+
Проект: 

Проект «Настройки-2» объединяет работы из коллекции фонда V–A–C, архитектуру и девять звуковых инсталляций российских композиторов, созданных специально для «ГЭС-2». Выставка прослеживает связь между музыкой и формальными экспериментами в изобразительном искусстве с начала прошлого столетия по настоящее время.

Три предшествующих раздела показывали, как художники на протяжении ста лет экспериментировали с формой, удаляясь от реалистических образов, расширяя выразительные возможности абстракции и призывая себе в помощь принципы музыкальной гармонии, ритм и метр.

Заключительная глава занимает в проекте особое место: диалог живописной работы Энрико Давида (р. 1966) «Весна священная» (2012) и фильма «Ода» (2001) Виктора Алимпиева (р. 1973) воспроизводит саму ситуацию сонастраивания звука и изображения — один из ключевых сюжетов всей выставки. В обеих работах четко обозначена роль музыки как условия для переживания сопричастности, коллективности, ритуальности.

«Весна священная» отсылает к обряду плодородия перед началом сева, который в разных вариантах существовал во всех древних земледельческих культурах. Самая известная его художественная интерпретация — революционный для своего времени балет «Весна священная» (1913) на музыку Игоря Стравинского, поставленный Вацлавом Нижинским во время Дягилевских сезонов в Париже. За декорации, костюмы и либретто в этом спектакле отвечал художник и мистик Николай Рерих. Смелая хореография Нижинского, основанная на повторении прерывистых, экстатических жестов, в которых участники сливались в единый организм, предельно точно передавала дух языческого ритуала. У Энрико Давида схематичные женские фигуры, напоминающие архаический орнамент, образуют на холсте стройный ритмичный ряд. Фигуры создают иллюзию монотонного движения — емкую метафору непрерывного потока жизни.

Энрико Давид (р. 1966)
Весна священная, 2012
Холст, акрил, восковые карандаши

Этому гармоничному живописному ряду противопоставлен фильм, где группа людей тоже будто бы совершает какой-то ритуал. Однако это впечатление обманчиво. Здесь хореография коллективного тела определяется не правилами, но хаотичным экранным повествованием: киноязык Алимпиева представляет собой гремучую смесь из музыки, нелепой пластики героев и неестественного изображения, имитирующего испорченную видеопленку. Драматургия мизансцен диктуется, очевидно, не сценарием, но реакциями самих героев на аудиоряд и действия партнеров. Участники абсурдного перформанса невпопад выкрикивают какие-то фразы, но в этом хоре нет гармонии; перед нами лишь механическая сумма действий, цветовых и звуковых эффектов. Вкрапления человеческой речи делают акустическую ткань всего проекта еще более пестрой.

Виктор Алимпиев (р. 1973)
Ода, 2001
Видео