Электрическая запятая

Дата:
26 ноя 2017–31 мар 2018
Место:
V–A–C Дзаттере, Венеция

Групповая выставка, подготовленная фондом V–A–C при участии фонда KADIST (Париж, Сан-Франциско), посвящена изменениям в языке, восприятии и понимании в эпоху искусственного интеллекта.

Проект, названный по инсталляции Шеннон Эбнер, исследует отношения между человеком и машиной в эпоху стремительного развития технологий. С помощью разных практик художники стремятся понять, как соотносятся механизмы работы человеческого сознания и алгоритмы самообучающихся компьютерных систем, и задаются вопросом, может ли машина научиться использовать интуицию, метафоры и поэзию — и в конечном итоге осознавать себя.

Часть работ посвящена взаимодействию человека с информационными технологиями и тому, как последние влияют на окружающую среду. Художники сравнивают криптографические и биологические системы: так, видеоинсталляция Андрея Шенталя «Нисхождение в грибное» рассказывает о подземных сетях мицелия, по которым грибы обмениваются информацией, питательными веществами и энергией, и уподобляет мицелию современной цифровой инфраструктуре, пронизывающей мир.

Misting Miner, паровая скульптура Алексея Булдакова из «Лаборатории городской фауны», визуализирует невидимый процесс майнинга криптовалюты: тепло, которое в процессе выделяет компьютер, предстает скрытым источником энергии, которую можно использовать для чего угодно. Работа Чейни Томпсона «Стохастическая процессуальная картина 11» создана с помощью математического алгоритма случайного блуждания, который применяют в числе прочего для моделирования цен на бирже. А монохромные картины Уэйда Гайтона, напечатанные на струйном принтере, подают парадокс «запрограммированной ошибки» как результат самостоятельного «творчества» машины.

Разница между человеческим и искусственным интеллектом все менее очевидна и все больше зависит от нашего восприятия. Педро Невес Маркес в своем коротком фильме «Стыдливая связь машины и растения» исследует границу между синтетической и органической жизнью: роботизированная рука дотрагивается до листьев мимозы стыдливой — и те сжимаются от холодного прикосновения машины.

До сих пор не вполне ясно, каковы будут последствия тотальной оцифровки наших коллективных историй, воспоминаний и фантазий для человека и всей планеты. В фотосерии «Архив» Даянита Сингх фиксирует бесконечные забытые собрания физических документов: эта элегия исчезающему миру бумажной документации отражает колоссальные изменения в нашем отношении к памяти, к запечатлению и сохранению истории и историй.

Меняется и сам наш способ познавать мир, несмотря на то, что мы так до конца и не понимаем эти процессы. Скорее всего, точно и не поймем, предполагает скульптура Джонатана Монка «Содержимое перемещено» — неоновые скобки, встречающие посетителей в начале экспозиции. Представление о том, как устроен наш разум и как мы общаемся с автоматизированным миром, могут дать только структура и интерпретация языка. В серии Шеннон Эбнер «Электрическая запятая» письменный текст стихотворения преобразуется в яркий абстрактный визуальный образ — и превращается в метафору нашего восприятия языка.

Кураторы
Катерина Чучалина (V–A–C), Пит Белкин (KADIST)

Участники
Эрик Белтран, Алигьеро Боэтти, Уэйд Гайтон, Пьеро Голия, Энтони Диченса, Мирча Кантор, Дэниел Келлер, Николя Консуэгра, «Лаборатория городской фауны» (Алексей Булдаков, Анастасия Потемкина), Педро Невес Маркес, Дарья Мартин, Джонатан Монк, Тревор Паглен, Бриджит Райли, Фабьен Жиро и Рафаэль Сибони, Даянита Сингх, Чейни Томпсон, Валентин Фетисов, Жаклин Хамфрис, Андрей Шенталь, Шеннон Эбнер

/